25

Май
2017

Успеху медицины мешает формализм

24 мая в большом конференц-зале правительства Москвы состоялась традиционная Клинико-анатомическая конференция Департамента здравоохранения города Москвы под председательством заместителя мэра по вопросам социального развития Л.М.Печатникова. Аншлаг мероприятию обеспечило присутствие выдающегося онколога из Испании, специалиста по лечению рака молочной железы и автора стандарта лечения этой патологии для здравоохранения ЕС доктора Хавьера Кортеса.

В работе городской клинико-анатомической конференции приняли участие главные внештатные специалисты ДЗМ, руководители медицинских организаций системы здравоохранения столицы, а также заведующие отделениями рентгенологии, радиотерапии, радиологии, неврологии, онкологии и нейрохирургии медицинских организаций столицы.

Повестка конференции не была случайной. 16 марта 2016 года от тройного негативного рака молочных желез скончалась А. – пациентка 1987 г.р., проживавшая в САО, не получившая за последние годы надлежащего лечения, несмотря на наличие необходимых лекарственных препаратов в Москве.

Пациентка лечилась в четырех медицинских организациях столицы амбулаторного и стационарного звеньев, однако по итогам конференции специалисты признали, что только на самом последнем этапе жизни ей оказывалась адекватная медпомощь со стороны врачей ГКБ №40.

Из истории болезни пациентки известно, что женщина 26 лет в 2011 году перенесла операцию по удалению гигантских кист яичников в ФГБУ «Институт хирургии имени А.В. Вишневского», затем 6 лет находилась на заместительной гормонотерапии. С 2013 года по разным поводам несколько раз обращалась к участковым терапевтам, гинекологу, невропатологу трех поликлиник САО – №45, №3, №107. Часть первоначальных документов по лечению пациентки была утрачена при перезакреплении к поликлиникам. Как прокомментировал организацию лечения пациентки в амбулаторном звене Леонид Печатников, пациентка оказалась «у семи нянек». Какие же ошибки и риски увидели в организации лечения больной ведущие специалисты разных профилей?

В течение нескольких лет только один раз врач-гинеколог пальпировала грудные железы пациентки, при этом никаких образований не обнаружила. Несколько раз пациентке назначались различные исследования, в том числе анализы крови, однако результаты не насторожили врачей.

– Повышенные лейкоциты, тромбоцитоз, повышенный в 2,5 раза щелочной фосфотоз у молодой женщины должны были сказать врачу, что необходимо исследовать состояние костей, на которые она жаловалась, искать замаскированную миелоидную болезнь», – акцентировал внимание коллег Леонид Печатников. – Уровень фосфотоза отражает, в каком состоянии находится костная ткань и гепатобилиарная система (желчный пузырь, протоки, печень). Повышенное содержание фермента возможно при тяжелых патологиях, особенно у молодых больных.

Опухоль, которая оказалась тройным негативным раком молочных желез (одном из самых агрессивных видов, имеющих ограниченный спектр лечения) начала развиваться лавинообразно, через несколько месяцев метастазами были поражены большинство внутренних органов пациентки: печень, почка, поджелудочная железа, легкие, плевра, кости, а источником был не обнаруженный вовремя рак молочной железы. Позже диагноз подтвердили патологоанатомы, пояснив, что выживаемость при данном виде опухолей без лечения не превышает 10 месяцев.

Главный внештатный специалист онколог ДЗМ, директор ГБУЗ МКНЦ ДЗМ, профессор, заведующий кафедрой факультетской хирургии № 2 лечебного факультета МГМСУ Игорь Хатьков, принимавший участие в конференции он-лайн, отметил важность профилактической работы с пациентками.

– Сегодня больше 16% всех выявленных новых случаев онкологических заболеваний составляет рак молочных желез», и это более 6 тысяч случаев в год по Москве, – рассказал он об онкологической помощи в столице. – Рост идет в основном за счет выявляемости случаев заболевания в 3 степени. А работать надо со здоровыми женщинами, обнаруживать раковые клетки in situ, на самой ранней стадии, при малейшем непорядке назначать УЗИ, мотивировать женщин идти на осмотры, только так возможно снизить смертность от рака молочной железы.

– Никакой онкологической настороженности в данном случае не было проявлено, не было онко-поиска, гинекологи не привлекались, несмотря на послеоперационный рубец у женщины, а физикальные осмотры терапевтов были сугубо формальны, никто из них не анализировал результаты исследований, не насторожился, не собирал семейный анамнез, – отметил член-корреспондент РАН, д.м.н., профессор, главный внештатный специалист терапевт ДЗМ Григорий Арутюнов.

Особая роль в заболевании пациентки, видимо, принадлежит заместительной терапии.

– В истории болезни не отражена роль препарата, который был назначен больной, — сказала главный внештатный специалист клинический фармаколог Москвы, заместитель директора центра клинической фармакологии Научного центра экспертизы средств медицинского применения Минздрава России, д.м.н., профессор Марина Журавлева. – Назначение фемостона требует маммографического контроля, динамического наблюдения. Нельзя исключить, что назначение этого препарата в качестве монотерапии на 6 лет повлияло на развитие заболевания. У данного препарата без контроля есть грозный пул осложнений в виде тромбозов и онкологических заболеваний, что и отмечено в инструкции к применению. Специалисты подтвердили, что риск заболевания раком молочной железы при длительной монотерапии при использовании ЗГТ увеличивается на 25%.

Главный акушер-гинеколог города Москвы, д.м.н. профессор кафедры акушерства и гинекологии РНИМУ им. Н.И. Пирогова Александр Коноплянников подчеркнул, что трагедия пациентки началась в 2011 г., когда она была прооперирована в непрофильном НИИ, где нет гинекологического отделения». Эксперт отметил, что за сохранение репродуктивной функции больной и тогда можно было побороться, операция была проведена без дополнительных обследований, нет в истории болезни окончательной гистологии, бесконтрольно в течение 6 лет назначалась заместительная терапия.

– Кто из медиков сегодня отвечает за молочную железу? Рентгенолог? Эндокринолог? Гинеколог? Никто не обращал внимания, что у пациентки огромный рубец на животе, нет развернутого анализа состояния груди, а когда пациентка сама обнаружила новообразование в 2015 г., было уже поздно. Больной было 27 лет, почему она не попала на диспансеризацию? – сказал А.Коноплянников. – Еще в 2006г. в приказе №154 прописано обязательное обследование молочных желез после проведения гинекологических операций, но этого не было сделано.

– Мы не можем пока радоваться нашим успехам в лечении рака молочной железы, сегодня онколог определяет тактику ведения больного, выбирает лучевое или хирургическое лечение, комбинированное, химиотерапевтическое, и это он должен сказать последнее слово, но этот алгоритм существует формально, а реально его нет. ДЗМ сформирует концепцию, как должны действовать в тандеме медики при раке молочной железы, обязательно проведение гистоиммунохимии, определение качества опухоли, потому что это результат определяет ход лечения. Несколько препаратов сегодня лечат рак, борются даже с опухолями в 4 степени, несмотря на то, что лечение дорогостоящее, успешная современная онкология позволяет выживаемость измерять и 5, и 10 годами. А за выявление рака на 1 стадии ДЗМ выделит ресурсы для назначения премий врачам, – сказал Леонид Печатников.

Профессор Кортес прочел лекцию по специфике лечения рака молочной железы (в ЕС лечат до 85% женщин с данной патологией, сейчас средняя выживаемость при НЕR 2 + лет), новых исследованиях опухолей, о взаимодействии специалистов и перспективах развития онкологической науки.

Для справки:

Доктор Хавьер Кортес — международный эксперт по лечению рака груди и меланомы. С 2003 года доктор Кортес — заместитель директора онкологического отделении госпиталя Vall dHebron в Барселоне, руководитель Программы по лечению рака груди в Институте онкологии Vall dHebron. Доктор Кортес – клинический консультант Института онкологии Baselga (IOB) и госпиталя Quiron в Барселоне. Х.Кортес награжден стипендиями Американского общества клинических онкологов (ASCO), Американской ассоциации онкологических исследований (AACR) и Европейской организации по изучению и лечению рака (EORTC).


Здесь сообщение об ошибке!

Показать Здесь сообщение об ошибке!

Забыли пароль?

Close

Здесь сообщение об ошибке!

Здесь сообщение об ошибке!

Здесь сообщение об ошибке!

Здесь сообщение об ошибке!

(в соответствии с номенклатурой специальностей специалистов, имеющих высшее медицинское и фармацевтическое образование)

Здесь сообщение об ошибке!

Здесь сообщение об ошибке!

Здесь сообщение об ошибке!

Здесь сообщение об ошибке!

Создавая аккаунт, я даю согласие на обработку своих персональных данных

Закрыть

Забыли пароль? Пожалуйста, введите адрес своей электронной почты. Вы получите ссылку, чтобы создать новый пароль.

Здесь сообщение об ошибке!

Вернуться к входу

Закрыть

Заголовок


Категория вопроса


ФИО


Организация


Вопрос