Людмила Будкевич: «Лечение ожогов у детей имеет свои особенности»
27.11.2018

Ожоговый центр ДГКБ им. Г. Н. Сперанского ДЗМ в этом году отмечает 50-летний юбилей. Здесь спасают жизнь детям с тяжелыми термическими травмами не только из Москвы, но и из других регионов страны. О том, как организована работа центра, и о своих маленьких пациентах рассказала руководитель Ожогового центра, заведующая ожоговым отделением для детей грудного возраста, профессор Людмила Будкевич.

– Людмила Иасоновна, с чего все начиналось и что представляет собой центр сейчас?

– Первые ожоговые койки появились в нашей больнице в 1968 году. Десять лет спустя, в 1978 году, был издан совместный приказ Министерства здравоохранения СССР и Всесоюзного детского фонда имени В. И. Ленина о создании Всесоюзного детского ожогового центра. Лечение пациентов с ожоговой травмой – это всегда комплекс мероприятий и совместный труд большого врачебного коллектива: реаниматологов, анестезиологов, хирургов, нутрициологов, гастроэнтерологов, реабилитологов. Порой с одним ребенком одновременно работают 10 и более специалистов. Но только такой мультидисциплинарный подход дает реальные результаты, помогает спасать жизнь нашим маленьким пациентам. Сегодня в нашем ожоговом центре насчитывается 45 коек, располагающихся в двух отделениях. Мы единственные в стране и, пожалуй, в мире, где имеется отделение для детей грудного возраста, оно рассчитано на 25 коек. Второе отделение (на 20 коек) – для детей от 3 до 18 лет. Кроме того, в структуре центра создано отделение реконструктивной пластической хирургии, где лечатся пострадавшие с последствиями тяжелой ожоговой травмы. Также в отделении реанимации и интенсивной терапии нашей клиники имеется 6 коек для оказания специализированной медицинской помощи пациентам с тяжелыми ожогами и их последствиями. После выписки дети наблюдаются в консультативно-диагностическом центре больницы. Ежегодно у нас проходят лечение около 3 тысяч детей.

– С какими видами ожогов чаще всего вам приходится сталкиваться?

– В основном с термическими ожогами. В 85 % случаев – это горячая жидкость. На втором месте – поражения пламенем и электрическим током. В подавляющем большинстве случаев такие ожоги (большинство наших пациентов – дети первых 3 лет жизни) – результат недосмотра родителей. Нередки случаи термаингаляционных поражений, когда страдает не только кожа, но и дыхательные пути. Среди подростков превалируют термические ожоги, электротравмы и механические повреждения. В группе риска – так называемые зацеперы. Они катаются на крышах пригородных поездов, рискуя получить не только электроожоги, но и механические травмы. Недавно к ним добавились другие поклонники экстрима – паркурщики, которые прыгают по крышам, взбираются на стены без всяких приспособлений и страховки. Нередко такие подростки попадают к нам в центр с очень тяжелыми травмами, и их тоже приходится лечить. Дело в том, что процесс заживления ран при травмах один и тот же, независимо от фактора воздействия, поэтому при их лечении используются универсальные методики. К нам также поступают дети, пострадавшие в результате ДТП и других несчастных случаев, которые сопровождаются повреждением мягких тканей. Безусловно, лечение ожогов у детей имеет свои особенности. Прежде всего необходимо учитывать анатомо-физиологические особенности растущего организма. В детской практике применяется совершенно другая тактика оперативного лечения, период реабилитации протекает совсем по-другому, чем у взрослых. В силу возраста маленькие дети сопротивляются лечению, им нельзя что-то объяснить и убедить в необходимости врачебных манипуляций. Кроме того, у малышей свои дозировки лекарственных препаратов, схемы инфузионной терапии, особенности лечебного питания. И все эти аспекты надо учитывать, выстраивая терапевтические стратегии. Комбустиология – наука о лечении ожогов и их осложнений. Она постоянно развивается. В своей практике мы используем самые передовые методики, которые позволяют сделать лечение более эффективным и комфортным, сократить восстановительный период и вернуть детей в социум. В этом плане теперь гораздо больше возможностей, чем было еще 20–30 лет назад.

Продолжение интервью читайте в газете «Московская медицина. Cito» № 45 (49).

Автор: Ирина Степанова

Фото: Екатерина Козлова / НИИОЗММ ДЗМ

Здесь сообщение об ошибке!

Показать Здесь сообщение об ошибке!

Забыли пароль?

Close

Здесь сообщение об ошибке!

Здесь сообщение об ошибке!

Здесь сообщение об ошибке!

Здесь сообщение об ошибке!

(в соответствии с номенклатурой специальностей специалистов, имеющих высшее медицинское и фармацевтическое образование)

Здесь сообщение об ошибке!

Здесь сообщение об ошибке!

Здесь сообщение об ошибке!

Здесь сообщение об ошибке!

Создавая аккаунт, я даю согласие на обработку своих персональных данных

Закрыть

Забыли пароль? Пожалуйста, введите адрес своей электронной почты. Вы получите ссылку, чтобы создать новый пароль.

Здесь сообщение об ошибке!

Вернуться к входу

Закрыть

Заголовок


Категория вопроса


ФИО


Организация


Вопрос